Нельзя вылечить, но можно помочь

№46 от 13 ноября 2019 Рубрика: Доброе дело
Нельзя вылечить, но можно помочь

Автор: Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора и Алёны Кочетковой.

В Калуге организовали круглосуточный «телефон милосердия» и выездную службу для онкобольных.

— Меня часто спрашивают: «Вы доктор?» Нет, я не доктор. Но могу оказывать помощь, — ​рассказывает директор благотворительного фонда «Вместе» Татьяна ПЕТРОВА. — ​К нам в основном попадают люди в тяжёлом состоянии, когда медицина уже бессильна.

Паллиативная помощь

Калужский благотворительный фонд помощи хосписам и тяжелобольным людям стал победителем II конкурса Фонда президентских грантов с проектом «Миссия выполнима». На пресс-­конференции его сотрудники рассказали о том, как планируют потратить 2 101 758 руб­лей на оказание паллиативной помощи.

— Когда мы говорим о такой помощи, то имеем в виду медицинские мероприятия, в которых нуждается больной в конце своей жизни при тяжёлых заболеваниях, для облегчения симптомов. Абсолютно всё, что можно сделать для того, чтобы он почувствовал себя лучше, несмотря на неизлечимую болезнь. Мы прибавляем жизни тяжелобольным, — ​рассказал главный внештатный онколог нашего региона по паллиативной помощи при министерстве здравоохранения Калужской области, врач-­консультант Илья МОХОВ. — ​Паллиативная медицина — ​это о жизни до самого конца, но в комфортных, насколько это возможно, условиях.

Илья рассказал, что, если в соседних регионах: ​Туле, Смоленске — ​службы для оказания такой помощи создавались ещё в 90-х годах прошлого века, то в нашем первое отделение открылось только в 2012 году. Сейчас на всю Калужскую область — два отделения паллиативной медицинской помощи: ​в Товарково и в Калужской городской больнице № 4. К концу года они появятся в Калужской городской больнице № 5 и в Ферзиково.
— Мы планируем открыть кабинеты паллиативной помощи во всех крупных поликлиниках и городских отделениях, — ​добавляет Мохов.

При этом в регионе ощутима проблема с выпиской ряда препаратов, и до сих пор не все врачи понимают, что такое паллиативная помощь и зачем она нужна.

Информационный голод

— Первое, что испытывает больной, ​не тягостные симптомы, а информационный голод. Пациенты не знают о том, какую помощь, в каком объёме, где и как они могут получить, какие средства ухода им нужны. Родственники не знают, каким образом сделать перевязку тяжёлому больному, как его правильно перевернуть и так далее. Участковая медсестра об этом не расскажет, она попросту ничего не знает. Терапевт, к сожалению, тоже, — ​рассказал Мохов.

— Родственники боятся болезни даже больше, чем сами пациенты. У них возникает масса вопросов: «Что делать?», «Как подойти к больному?» У многих начинаются настоящие психозы, они говорят нам: «Заберите его, пожалуйста, куда-нибудь!» Их надо настроить, рассказать, что это за болезнь, чем грозит, как всё будет развиваться, как с этим дальше жить, чтобы они помогли больному, чтобы смогли для него создать максимально комфортные условия.
Поэтому фонд организовал круглосуточный «телефон милосердия». Позвонив по нему, можно задавать абсолютно любые вопросы, касающиеся лечения и ухода за онкобольными.

— Звонки принимаются и по ночам, и в праздники. Например, совсем недавно — ​в 4 часа утра — ​звонил родственник больного, который задыхался, — ​рассказывает Татьяна Петрова.

— Конечно, по телефону мы человека не вылечим. Многие вопросы не решим. Но он позволяет получить необходимую помощь намного быстрее, чем это произошло бы, если бы больной сам пытался пробиться. Так, у одного пациента были какие-­то недоразумения с участковым терапевтом — и буквально двумя звонками эта проблема решилась, — ​рассказывает Илья Мохов.

Выездная бригада

В отдельных случаях больного необходимо экстренно госпитализировать в паллиативное отделение одной из больниц Калужской области. В настоящее время для выездов врача, психолога и других специалистов используется машина волонтёра или такси.

— Мы выезжаем три, максимум — четыре раза в неделю. Преобладает, как правило, Калуга. Сорваться и поехать, скажем, в Киров, сложно. Практически невозможно. В районы выбираемся раз или ​два в месяц, — ​рассказала Татьяна Петрова.

Как оказалось, не все проблемы могут решить медицина, социальная служба. Некоторым больным нужна плановая госпитализация. И периодически возникают сложности с транспортировкой таких пациентов.

— «Скорая» на плановую госпитализацию не возит. Таким больным приходится добираться самостоятельно, — ​рассказал Илья Мохов.

— Как минимум два раза в месяц мы вынуждены такими случаями заниматься — ​везти в паллиативное отделение, — ​рассказала Татьяна. — ​Просто помочь больше некому. Социальное такси надо заказывать за несколько дней, при этом выезжают только к инвалиду. Я даже не уверена, что лежачего можно в него поместить. У нас есть ряд больных, которые не могут попасть в онкодиспансер. Они вынуждены нанимать такси, привлекать каких-­то людей для помощи.

Татьяна уверена, что президентский грант позволит фонду приобрести вместительную отечественную машину, наладить бесперебойную работу круглосуточного телефона и сделает выезды к онкобольным регулярными.

— Думаю, что наша жизнь, работа станет более интенсивной, изменит жизнь больных в лучшую сторону, — говорит Татьяна.



Люди, упоминаемые в статье: Татьяна ПЕТРОВА Илья МОХОВ

Комментарии читателей

загрузка комментариев