Трое мальчишек, не считая подростка

№48 от 27 ноября 2019 Рубрика: Калужане
Трое мальчишек, не считая подростка

Автор: Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото из личного архива семьи ЛАНГУЕВЫХ

Каково это: ​в одночасье стать многодетными родителями и узнать, что двое из твоих детей — ​инвалиды?

— Нам нельзя в сад, нельзя на детской площадке гулять с другими ребятами. Для моих мальчиков одного чиха достаточно, чтобы уже на следующий день появился бронхит. Если у них температура, то сразу выше сорока. Педиатр к нам, как к себе домой, ходит, — ​рассказывает Маргарита ЛАНГУЕВА.

Тройной сюрприз

Почти семь лет назад Маргарита и Александр узнали, что вновь станут родителями. Беременность была желанная. Но не обошлось без сюрпризов. УЗИ показало, что у них будет не один малыш, а сразу трое. Молодые супруги были шокированы таким известием. Ведь в их семьях были только двойняшки.

— Я никогда не стремилась стать многодетной матерью, никогда в жизни не думала, что у меня будет столько детей, — ​рассказывает Маргарита. — ​Но так сложилось. Такая беременность является сложной, опасной и для будущей матери, и для детей. Поэтому мне предлагали от одного из сыновей избавиться. Ну как я могла кого-то из них убрать!

Сейчас мальчикам уже по 6 лет. И Маргарита, и Александр не могут представить себе, как бы они без них жили.

— Характер у всех разный, — ​улыбаясь, рассказывает многодетная мама. — ​Дима более чувствительный, восприимчивый, но исподтишка может всем навалять. Он у нас командир, даже старшим братом пытается понукать. За близнецами присматривает. Когда мы переходим дорогу, следит, чтобы все взялись за руки. А близнецы — ​Тимур и Артём — ​два разбойника, им мамка не нужна. Муж шутит, что они пошли всего в него, а Дима — ​в меня.

Отвоёванная квартира

Тройняшки играют в своей комнате. Оттуда постоянно слышится смех и возня с игрушками. Периодически кто-нибудь подбегает к Маргарите и начинает ей что-то эмоционально объяснять.

Квартира у молодой семьи довольно просторная, места хватает всем: у родителей своя комната, у старшего сына-подростка своя, да и тройняшки «обитают» отдельно.

Но за квадратные метры Лангуевым пришлось побороться. Городская управа пыталась семью с четырьмя детьми и их родственниками поселить в однушке на Правом берегу.

Всё дело в том, что когда-то — ​ещё до рождения тройняшек — молодая семья со старшим поколением жила на улице Тульской в старом доме. Дом был признан аварийным и опасным для проживания. Семье выделили временное, резервное жильё на Терепце. Здесь и появились тройняшки.

— А потом городские власти сказали, что готово наше постоянное жилье — ​однушка на Правом, — ​вспоминает Маргарита.

То, что в семье произошло значительное прибавление, чиновники отказались учитывать: ​положена однушка  — и всё. Лангуевы обратились в суд.

— Даже не представляю, что бы мы в одной комнате делали, как бы все там разместились. Очень помогли Уполномоченный по правам человека Юрий Зельников и его адвокат.  Юрист ходил за меня на все суды. Все решения были в нашу пользу. Но городская управа несколько раз их оспаривала.

Планы на будущее

Лангуевы мечтают о собственном доме. Они живут на 9-м этаже. Летом в квартире жарко, как в теплице. Мальчишки-астматики начинают задыхаться. Да и лифт периодически не работает. Каково больным детям подниматься на 9-й этаж, здоровому человеку трудно представить.

— Летом стараемся на даче жить, хоть там и нет нормальных условий. Думаем, может, дачу удастся продать и участок купить. Нам понравилось на Терепце. Очень хороший район. Сейчас пытаемся что-то сделать, чтобы съехать с 9-го этажа. Когда квартиру через суд выбила, я её сразу приватизировала и доли детям раздала, чтобы её, не дай Бог, никто не забрал. А коснулось продать, возникло много сложностей из-за того, что прописаны дети.

Мама в кубе

— Я с ними всё время одна. Муж на работе. Моя мама только по выходным может к нам выбраться. Когда она нас с мужем куда-то отпускает вдвоём, я всё равно не могу расслабиться. Переживаю, как они без меня. Поэтому надолго их с бабушкой не оставляю, — ​рассказывает Маргарита.

Маргарита живёт в мужском царстве, в окружении пятерых мужчин. Воспитывать тройняшек нелегко, с ними нужно быть всегда начеку. Но эти хлопоты не огорчают, а, скорее, радуют молодую маму. И всё бы ничего, да близнецы оказались очень болезненными.

— Они мне дают жару. Нам даже антибиотики не помогают. У нас простуда сразу с осложнениями: ​пневмонией, отитом, гайморитом. Врачи говорили: «Это потому, что у вас тройняшки. Произошёл поздний иммунный старт». Но моё материнское сердце подсказывало, что что-то здесь не так. Один сын из тройни, ​Дима, болеет не так часто и не так тяжело, как близнецы. Всех иммунологов в нашем городе обошла. Появился новый врач на Вилонова. Она сразу у нас установила ​ первичный иммунодефицит, да ещё и астму. Нас направили в Москву. На протяжении пяти месяцев регулярно ездили в столицу. Теперь находимся на поддерживающей терапии, ​ежемесячных капельницах иммуноглобулина. Они стоят 125 тысяч рублей. Благо, что мы их получаем бесплатно. Но выдают его лишь за день до того, как мы идём «капаться». И я постоянно нахожусь в таком состоянии, будто сижу на пороховой бочке: ​дадут — ​не дадут.

Пришлось столкнуться с тем, что со здравоохранением у нас – караул. Мне объяснили, что если отказаться от препарата, то это может привести к летальному исходу. Заболевание вообще не лечится. На поддерживающей терапии мои мальчики будут всю жизнь. У нас была ситуация, когда не давали иммуноглобулин. Это очень страшно. Никогда не думала, что что-то подобное может меня коснуться. Ко мне уже хотели привези столичных журналистов, но тут препарат нам всё-таки дали.

Чтобы получить лекарство, надо было семь кругов ада пройти. Мы ездили в Москву, нам его бесплатно капали там. А в Калуге в это время оформляли инвалидность и добивались, чтобы нам в нашем городе выдавали всё необходимое. Это было непросто. Столько комиссий пришлось пройти, а лекарство нужно срочно. Но без бумажки, печати никто ничего делать не будет.  Будете умирать — и то ничего не сделают.

Только сам

В садик тройняшек были готовы взять, но с таким ослабленным иммунитетом родители поняли, что ребята будут болеть постоянно. Поэтому дети всё время с мамой дома.

— А я так хотела вый­ти на работу. В школу даже не знаю, как пойдём. Если будем также болеть, то переведём на домашнее обучение. Сейчас поедем в Москву, будем проверять, помогает ли нам терапия. Ведь начался сезон простуд, и мальчики опять всё хватают. Хорошо, что до осложнений не доходит. Но так как ещё и астма, то быстро болячки не лечатся.

Александр старается во всём поддержать супругу. А когда Маргарита с близнецами находится на лечении в Москве, очень неплохо справляется с двумя доверенными ему сыновьями.
— Он такие вкусные блюда научился готовить, а до этого и у плиты-то никогда не стоял, — ​смеясь, рассказывает Маргарита.  

Глава семьи — ​единственный кормилец.

— Как многодетные мы не проходим для льгот: наш доход на каждого члена семьи превышает положенную сумму на 200 рублей. Пособия на детей — ​2 800 рублей. У нас есть скидка только на квартплату, потому что воспитываем детей-инвалидов. А «коммуналка» в месяц составляет почти 10 тысяч, — ​говорит Маргарита.

Такому отношению со стороны государства многодетная мама уже не удивляется. Сначала её в роддоме никто не поздравил: подумаешь, тройню родила. Потом семью с тремя детьми пытались выселить в однушку. При этом почему-то калужской семье Мищенко, у которых в 2018 году родилась тройня, из резервного фонда правительства Калужской области выделено 4,5 миллиона рублей на приобретение жилья.

— Я давно поняла, что для моих детей никто, кроме нас с мужем, ничего не сделает. Тяжело, конечно, и в моральном, и в материальном плане. Ведь мы не планировали, что у нас будет столько детей, не были готовы стать многодетными. Да всё было бы ничего, если бы врачи и чиновники хоть чуть-чуть шли навстречу, хоть как-то помогали, — ​говорит мама четырёх мальчишек.

Непоседливая троица.

Дима, Тимур и Артём. Когда близнецам приходится отправляться на лечение в столичную больницу, Дима очень скучает по братьям.



Комментарии читателей: 11 шт.

загрузка комментариев