Миллионер жалел 20 копеек на свечку

№13 от 25 марта 2020 Рубрика: История нашего города
Миллионер жалел 20 копеек на свечку

Автор: Татьяна СВЕТЛОВА.

Купец Малютин в быту был ужасный скупердяй, но на Калугу тратил огромные суммы.

Приумножили капитал
Купец Семён Малютин, живший в начале ХIХ века, происходил из калужской глубинки. Ему повезло — женился на дочери московского купца Григория Плотникова Авдотье, переехал в Москву и нажил на торговле приличное состояние: ​больше двух миллионов руб­лей. Торговал в Москве и в Санкт-­Петербурге москательным товаром (краски, клеи, технические масла и другие химические вещества). Когда же в 1831 году он скончался, делами стали управлять его сыновья — Михаил, Павел и Николай. Они торговали текстильными изделиями: платками, сит­цами и холстинкой, затем парчой, бумажной пряжей, хлопком-­сырцом, су­конными товарами, занимались оптовыми поставками чая и козьего пуха. Их знали в Иваново, Казани и Астрахани, Малютины постоянно участвовали в Нижегородской и Ростовской ярмарках. Михаил Семёнович Малютин вёл дела в Санкт-­Петербурге, Павел Семёнович — ​в Москве, Николай Семёнович им помогал. Размах дела достиг таких размеров, что в 1843 году Малютины купили у князей Голицыных бумаготкацкую фабрику в селе Раменском под Москвой. К 1860 году капитал братьев насчитывал более 22 миллионов рублей. В их владении находились золотые прииски в Томской губернии, химический, стекольный и сахарный заводы.

Жалел деньги даже на свечку
После смерти бездетных братьев Михаила и Николая всё имущество общества «Братья Малютины» перешло во владение Павла Семёновича Малютина.
Он имел нрав нелюдимый, а наружность  — совсем непривлекательную. Но мгновенно считал в уме и был смекалист. Павел Малютин одним из первых в России приступил к торфяным разработкам и основал восемь промышленных предприятий. Много давал на благотворительность, выкупал рабочих своих заводов из крепостной зависимости. А вот в быту был скуп, любил говаривать: «Хороши пироги, да деньги дороги».
Один из современников писал о нём так: «Отличавшийся большим умом, энергией и широким размахом в своих торговых делах; что же касается до его личной жизни, был мелочен и скуп, боясь израсходовать для себя лишние двадцать копеек. Мне приходилось слышать от лиц, близко знающих его, что он, приезжая в Петербург, останавливался в одной из самых дешёвых гостиниц, употреблял целые дни на посещение своих покупателей для получения от них заказов, и когда было уже темно, он шёл обедать в дешёвый трактирчик. После съеденного обеда, пользуясь даровым светом, писал письма в Москву с распоряжениями, заносил полученные заказы в свою книжку и оставлял трактир только после того, как замечал недовольство половых, старающихся выкурить посетителя, ничего для себя не спрашивающего. Тогда он уходил в только что выстроенный пассаж на Невском, где засаживался на скамейку, ближе к свету лампы, и заканчивал там дела, после чего шёл в гостиницу, ложился спать в темноте, чем экономил 20 копеек на свечу, за которую пришлось бы платить, если бы он хоть раз и на минуту зажёг бы».
При этом Павел Семёнович был религиозным человеком. На собственные средства выстроил в селе Раменском большой храм и в завещании отписал 125 тысяч руб­лей церквям в разных городах.
В 1859 году он задумал открыть Калужский общественный банк. Деньгами банка распорядился так: «Получаемые с оного проценты ежегодно должны быть употреб­ляемы на содержание мещанского училища для детей мужского пола, на ежегодную выдачу беднейшим гражданам Калуги перед наступлением праздников Рождества Христова и Светлого Христова Воскресения в размере пяти миллионов руб­лей серебром». А когда позволят прибыли банка, Малютин велел выдавать приданое бедным девицам мещанского сословия (не менее ста руб­лей серебром каждой) и уплачивать за бедных мещан подати и повинности. Так и повелось, хотя Общественный банк был официально открыт уже после смерти Павла Малютина.

Полмиллиона раздал бедным
23 августа 1860 года Павел Семёнович, приехавший на ярмарку, умер в Нижнем Новгороде от холеры. Его без лишней пышности погребли в первопрестольной, ​в Покровском монастыре, пожертвовав по завещанию полмиллиона руб­лей на пособия бедным и на разные благотворительные цели. В завещании также стоял пункт: «На устройство в Калуге банка сто тысяч руб­лей серебром». В память о Павле Малютине 3 мая 18б1 года собрание сословных граждан Калуги назвало его детище «Общественный братьев Михаила и Павла Малютиных банк». Основными клиентами были калужские купцы, а директором — ​Александр Подкованцев, выбранный самим Павлом Малютиным.
На проценты с прибыли беднейшим жителям Калуги по-­прежнему выдавали пособия, невестам — ​приданое. Но главным событием стало учреждение в апреле 1868 года на средства банка богадельни на 100 кроватей. Для неё у купчихи Кувшинниковой купили дом на Дворянской улице (ныне — улица Суворова). Престарелые находились на казённом обеспечении, получали обед, ужин и чай. Для них варили говядину по полфунта (чуть больше 200 г) на душу, зато хлеб они могли есть неограниченно. В Великий пост готовили грибной суп.

До 12 лет
В середине прошлого столетия в Калуге ещё не было детских приютов, поэтому на малютинские деньги решили открыть приют в доме, пожертвованном купцом Чудиным. Туда с трёхлетнего возраста принимали детей из бедных семей, которые на время работы родителей оставались без присмотра. Подростки, достигшие двенадцати лет, выпускались из приюта с особым свидетельством. На первое время предполагалось содержать только 20 ребятишек, но их оказалось сначала 60, затем более 80, а к началу ХХ века — ​уже 160 человек. Здесь дети обу­чались грамоте, кроме того, девочкам преподавали рукоделие.
2 июля 1912 года во всех калужских церквях служили всенощную. Так справляли юбилей банка братьев Малютиных. В этот день было открыто общежитие на 30 человек — ​выпускников Малютинского приюта, в котором подростки могли жить и получать профессию.
Малютинский банк процветал ещё пять лет. Революция 1917 года декретом Сов­наркома национализировала всё имущество братьев Малютиных, сделав его государственным. 



загрузка комментариев