Чему нас научил карантин, и чем заняться после него

№21 от 20 мая 2020 Рубрика: Городская среда

Режим самоизоляции в Калужской области продлится до 31 мая. Но уже сейчас все постепенно переходят к привычной жизни: возобновляют работу предприятия, открываются магазины, салоны красоты. Мы ещё очень осторожно, но всё же начинаем строить планы на «после карантина». 

«Ощущение, что у меня украли весну», — ​­написала на днях в своём «Инстаграме» моя коллега и подруга Лена Французова. Я чувствовала примерно то же самое, пока не пообщалась с героями нашего нового проекта «Чему нас научил карантин, и что мы будем делать после него». Они, как и многие другие, устали от режима самоизоляции и мечтают вернуться к нормальной жизни. Но при этом говорят, что карантин помог им по-новому взглянуть на себя и на многие вещи, которые раньше казались самыми обычными. А значит, весна всё-таки прошла не зря.

Андрей СКАТОВ, медицинский психолог: прошёл по лесу 300 км
— Я работаю в медучреждении, поэтому каждый день хожу на работу. Добираюсь около часа пешком через лес. За полтора месяца самоизоляции прошёл от дома до работы и обратно больше 300 км. Получаю от этих прогулок много приятных эмоций. Для меня природа, лес — ​главный источник психологического равновесия.
У нас с женой двое маленьких детей, уклад жизни довольно спокойный, глобальных планов мы не строили. Возможно, поэтому сверхкардинальных изменений в связи с пандемией в нашей жизни не произошло. Если чего-то не хватает, так это общения с друзьями, с которыми мы не виделись два месяца. Очень хочется встретиться, пойти вместе в лес, снять новый клип, записать песню. После окончания режима самоизоляции хочу сосредоточиться именно на творчестве.
С началом эпидемии я стал очень избирателен к информации. Безусловно, понимать, что происходит в стране, области, городе, нужно, но подходить к этому надо грамотно, чтобы параллельно не нахватать десяток лишних новостей, которые не несут никакой пользы, но могут запутать. Поэтому я перенастроил ленты в социальных сетях и поисковике так, чтобы не попадалась навязчивая реклама и ненужная информация.
Есть золотой закон психологии: если мы не можем повлиять на ситуацию, то думать о ней, пытаться просчитать её в большинстве случаев бессмысленно. Нужно думать о том, на что мы можем повлиять в данный момент, и делать именно это. Наверняка мир после пандемии изменится, но главное останется прежним. Это такие простые вещи, как возможность встретиться с друзьями, родными, сходить в кино, на какое-то мероприятие. То, что ещё недавно казалось обычным, теперь приобретает особую ценность и дарит радость. Нужно только правильно настроить себя, и тогда многие вещи мы сможем чувствовать по-другому.

Юрий ЗЕЛЬНИКОВ, Уполномоченный по правам человека в Калужской области: собирается поработать в архивах
— Как и для всех, апрель-май были для меня весьма непростыми. Мы в аппарате полностью поменяли накатанный режим работы с учётом новых обстоятельств. К сожалению, пришлось прекратить личные приёмы граждан. Раньше они составляли не менее 50% нашей работы. Зато мы усилили своё присутствие в соцсетях. В офисе у нас постоянно дежурит юрист, который консультирует, отвечает на звонки по телефону: 500–100. Для оперативного решения вопросов работает круглосуточная «горячая линия».
Основную нагрузку по соцсетям я взял на себя. Отвечаю на актуальные вопросы, стараюсь улавливать социально значимые проблемы, встречаюсь с руководством области, министерств, чтобы вместе с ними оперативно решать эти насущные вопросы.
И всё же из-за невозможности активно работать и лично общаться с людьми, которым нужна моя помощь, испытываю внутреннее неудовлетворение. Хочу, чтобы этот период как можно скорее завершился.
Планы на будущее обычные, рабочие: ​защищать права человека.
Если говорить о личных планах, то собираюсь при наличии свободного времени поработать в архивах, поискать новые сведения о своём отце и двух его братьях, с которыми он воевал. Накануне Дня Победы дочь прислала новую информацию об отце, которой я не знал. Эта тема меня всегда интересовала, но не было полных данных. Надеюсь, работа с архивами поможет заполнить этот вакуум.

Леонид КЛЁЦ, актёр Калужского драмтеатра: поставил два онлайн-спектакля
— В этом году мы снова получили грант Фонда президентских грантов на реализацию проекта «Я не Чучело. 2020». В его рамках поставили онлайн-спектакль «Сказки сквозь камни», который посвящён проблеме буллинга. «Эскиз» спектакля мы сделали ещё в августе прошлого года, во время театральной смены в «Соколе». Когда сели на самоизоляцию и поняли, что это долгая песня, я предложил вернуться к этому материалу, но в другом формате.
Репетировали на платформе Zoom. Читали пьесу, разбирали персонажей. Когда было необходимо, я назначал отдельные встречи. Конечно, ребятам приходилось много работать самостоятельно. Премьера спектакля состоялась в конце апреля на странице нашей мастерской «ВК». Отзывы зрителей очень хорошие.
К 9 Мая сделали онлайн-проект ­«Тревожное эхо военной поры». Наши ребята читают отрывки из сочинений калужских школьников, написанных в 1942 году, вскоре после освобождения Калуги от немецко-фашистских захватчиков.
В планах у нас — ещё один онлайн-спектакль: «Гвоздь». Он также посвящён теме подростковой травли. Одновременно ведём приём видеовизиток на участие в двух новых проектах. На июнь у нас запланированы съёмки короткометражного фильма с рабочим названием «Ползи, гусеница, ползи». В сентябре начнём работать над постановкой «12+. Мой возраст — ​моя сила».
В общем, дел на карантине хватает, но я уже устал от него. Как человеку, привыкшему все дела решать глаза в глаза, мне не хватает именно общения.
После окончания режима самоизоляции хотим на несколько дней куда-нибудь съездить. Например, в Санкт-Петербург. Из-за эпидемии эту поездку пришлось отложить. А потом — ​работать. Дети теребят постоянно: «Когда будем в кино сниматься? Когда начнём репетировать?»

Ксения ГОЛЫЖБИНА, хореограф: познакомилась заново со своими детьми
— В апреле в нашу жизнь прочно вошёл Zoom. Всё общение проходит именно там, начиная совещаниями с руководством и заканчивая творчеством. Нам с коллегами пришлось проделать большую работу по переносу нескольких больших проектов, в том числе международного уровня. Расстроились, конечно. Так что основные планы на ближайшее время — ​нагонять то, что пришлось переносить.
Несмотря на происходящее, я нахожу в этой ситуации определённые плюсы. Сейчас такое время, когда в открытом ­доступе можно найти мастер-классы хореографов мирового уровня, на которых мы опираемся в своей работе. Они проводят онлайн-занятия, это доступно и бесплатно. Мы с удовольствием участвуем в них. В открытом доступе появились спектакли, билеты на которые стоили 10–15 тысяч рублей.
Вместе с нашими артистами мы поддержали флешмоб танцовщиков Михайловского театра, которые устроили на самоизоляции домашний балет. Сняли интеллектуальный ролик по технологии импровизации известного американского хореографа Уильяма Форсайта. К 9 Мая сделали проект «В памяти…». Некоторые наши артисты говорят, что даже стали привыкать к работе в таком формате.
В каком-то смысле это уникальный опыт. В жизни появились спокойствие, размеренность, которых не хватало. Мне кажется, мы стали дорожить какими-то вещами, на которые прежде не обращали внимания. Я стала очень ценить время общения с детьми. По сути, сейчас мы знакомимся друг с другом заново. И вот этот баланс, эти моменты живого общения с родителями, детьми ​хочется сохранить.



загрузка комментариев